АВАНТЮРНАЯ ФАНТАСТИКА 20 ВЕКА

Роберт Шекли. Запах мысли

Роберт Янг. Девушка-одуванчик

Роберт Шекли. Запах мысли.

Печатается по тексту издания: Шекли Р. Рассказы, повести. — М.: Юная гвардия, 1968. Перевод Н. Евдокимовой.

По-настоящему проблемы у ЛерояКливи начались, когда он вел почтолет-243 по неосвоенному звездному скоплению Пророкоугольника. Лероя и прежде-то удручали обыденные трудности межзвездного почтальона: старенькый корабль, изъязвленные АВАНТЮРНАЯ ФАНТАСТИКА 20 ВЕКА трубы, невыверенные астронавигационные приборы. Но сейчас, считывая показания курса, он увидел, что в корабле становится нестерпимо горячо.

Он подавленно вздохнул, включил систему остывания и связался с Почтмейстером Базы. Разговор велся на критичной дальности радиосвязи, и глас Почтмейстера еле доносился через океан статических разрядов.

— Снова проблемы, Кливи? — спросил АВАНТЮРНАЯ ФАНТАСТИКА 20 ВЕКА Почтмейстер наизловещим голосом человека, который сам составляет графики и свято в их верит.

— Да как вам сказать, — иронично ответил Кливи. — Если не считать труб, устройств и проводки, все отлично, вот разве изоляция и остывание подкачали.

— Вправду, позор, — произнес Почтмейстер, в один момент преисполняясь состраданием. — Представляю, каково для тебя там АВАНТЮРНАЯ ФАНТАСТИКА 20 ВЕКА.

Кливи до отказа крутнул регулятор остывания, отер пот, заливающий глаза, и пошевелил мозгами что Почтмейстеру только кажется, как будто он знает, каково на данный момент его подчиненному.

— Я ли опять и опять не ходатайствую перед правительством о новых кораблях? — Почтмейстер невесело рассмеялся. — Похоже, они считают, как будто доставлять почту можно АВАНТЮРНАЯ ФАНТАСТИКА 20 ВЕКА на хоть какой корзине.

В данную минутку Кливи не заинтересовывали заботы Почтмейстера. Охлаждающая установка работала на полную мощность, а корабль продолжал перенагреваться .

— Не отходите от приемника, — произнес Кливи. Он направился в хвостовую часть корабля, откуда будто бы исходил жар, и нашел, что три резервуара заполнены не горючим, а пузырящимся раскаленным АВАНТЮРНАЯ ФАНТАСТИКА 20 ВЕКА добела шлаком. 4-ый на очах претерпевал такую же метаморфозу.

Мгновение Кливи глупо смотрел на резервуары, потом ринулся к рации.

— Горючего не осталось, — сказал он. — По-моему, произошла каталитическая реакция. Гласил я вам, что необходимы новые резервуары. Сяду на первой же кислородной планетке, какая подвернется.

Он схватил Аварийный справочник и АВАНТЮРНАЯ ФАНТАСТИКА 20 ВЕКА пролистал раздел о скоплении Пророкоугольника. В этой группе звезд отсутствовали колонии, а последующие подробности предлагалось находить на карте, на которую были нанесены кислородные миры. Чем они богаты, кроме кислорода, никому не ведомо. Кливи возлагал надежды узнать это, если только корабль в последнее время не рассыплется.

— Попробую З-М АВАНТЮРНАЯ ФАНТАСТИКА 20 ВЕКА-22, — проревел он через нарастающие разряды.

— Хорошо присматривай за почтой, — протяжно проорал в ответ Почтмейстер. — Я тотчас же высылаю корабль.

Кливи ответил, что он сделает с почтой — со всеми 20 фунтами почты. Но к тому времени Почтмейстер уже закончил прием.

Кливи успешно приземлился на З-М-22, только успешно, если принять во внимание, что АВАНТЮРНАЯ ФАНТАСТИКА 20 ВЕКА к раскаленным устройствам нереально было прикоснуться, размякшие от перегрева трубы скрутились узлом, а почтовая сумка на спине стесняла движения. Почтолет-243 вплыл в атмосферу, как будто лебедь, но на высоте 20 футов от поверхности отказался от борьбы и камнем упал вниз. Кливи отчаянно силился не утратить остатки сознания АВАНТЮРНАЯ ФАНТАСТИКА 20 ВЕКА. Борта корабля заполучили уже красный колер, когда он вывалился из запасного лючка; почтовая сумка как и раньше была крепко пристегнута к его спине. Пошатываясь, с закрытыми очами он пробежал сотку ярдов. Когда корабль взорвался, взрывная волна опрокинула Кливи. Он встал, сделал еще два шага и совсем провалился в небытие.

Когда Кливи пришел АВАНТЮРНАЯ ФАНТАСТИКА 20 ВЕКА в себя, он лежал на склоне малеханького холма, уткнувшись лицом в высшую травку. Он пребывал в непередаваемом состоянии шока. Ему казалось, что разум его отделился от тела и, освобожденный, витает в воздухе. Все заботы, чувства, ужасы остались с телом; разум был свободен.

Он осмотрелся и увидел, что АВАНТЮРНАЯ ФАНТАСТИКА 20 ВЕКА мимо прибегает небольшой зверь, величиной с белку, но с зеленым мехом.

Когда зверь приблизился, Кливи увидел, что у него нет ни глаз, ни ушей.

Это его не изумило — напротив, показалось полностью уместным. За каким чертом сдались белке глаза и уши? Пожалуй, лучше, что белка не лицезреет несовершенства мира АВАНТЮРНАЯ ФАНТАСТИКА 20 ВЕКА, не слышит кликов боли...

Появился другой зверек, величиной и формой тела напоминающий большого волка, но тоже зеленоватого цвета. Параллельная эволюция? Она не меняет общего положения вещей, заключил Кливи. У этого зверька тоже не было ни глаз, ни ушей. Но в пасти сверкали два ряда массивных клыков.

Кливи следил за животными АВАНТЮРНАЯ ФАНТАСТИКА 20 ВЕКА с вялым энтузиазмом. Какое дело свободному разуму до волков и белок, пусть даже безглазых? Он увидел что в 5 футах от волка белка застыла на месте. Волк медлительно приближался. На расстоянии 3-х футов он, по-видимому, растерял след — точнее, запах. Он затряс головой и медлительно обрисовал около белки круг. Позже АВАНТЮРНАЯ ФАНТАСТИКА 20 ВЕКА опять двинулся по прямой, но уже в неправильном направлении.

Слепой охотится на слепца, пошевелил мозгами Кливи, и эти слова показались ему глубочайшей исконной правдой. На его очах белка задрожала вдруг маленькой дрожью: волк закружился на месте, в один момент прыгнул и сожрал белку в три глотка.

Какие у волка огромные АВАНТЮРНАЯ ФАНТАСТИКА 20 ВЕКА зубы, индифферентно пошевелил мозгами Кливи. И в тот же миг безглазый волк круто оборотился в его сторону.

Сейчас он съест меня, пошевелил мозгами Кливи. Его забавляло, что он окажется первым человеком, съеденным на этой планетке.

Когда волк ощерился над самым его лицом, Кливи опять лишился эмоций.

Очнулся он вечерком. Уже АВАНТЮРНАЯ ФАНТАСТИКА 20 ВЕКА протянулись длинноватые тени, солнце уходило за горизонт. Кливи сел и в виде опыта осторожно согнул руки и ноги. Все было цело.

Он привстал на одно колено, еще пошатываясь от беспомощности, но уже практически вполне отдавая для себя отчет том, что случилось. Он помнил катастрофу, но так, как АВАНТЮРНАЯ ФАНТАСТИКА 20 ВЕКА будто она происходила тыщу годов назад: корабль сгорел, он отошел поодаль и свалился в обморок. Позже повстречался с волком и белкой.

Кливи неуверенно встал и осмотрелся по сторонам. Должно быть, последняя часть мемуаров ему пригрезилась. Его бы издавна уже не было в живых, окажись вблизи какой-либо волк.

Здесь Кливи АВАНТЮРНАЯ ФАНТАСТИКА 20 ВЕКА посмотрел под ноги и увидел зеленоватый хвостик белки, а чуток поодаль — ее голову. Он лихорадочно пробовал собраться с идеями. Означает, волк и по правде был да к тому же голодный. Если Кливи желает выжить до прихода спасателей, нужно узнать, что здесь вышло и почему. У животных не было ни АВАНТЮРНАЯ ФАНТАСТИКА 20 ВЕКА глаз, ни ушей. Но тогда каким образом они отслеживали друг дружку? По запаху? Если так, то почему волк находил белку настолько неуверенно?

Послышалось негромкое рычание, и Кливи обернулся. Наименее чем в пятидесяти футах появилось существо, схожее на пантеру — на зеленовато- коричневую пантеру без глаз и ушей.

Окаянный АВАНТЮРНАЯ ФАНТАСТИКА 20 ВЕКА зверинец, помыслил Кливи и затаился в густой травке. Чужая планетка не давала ему ни отдыха, ни срока. Необходимо же ему время на размышление! Как устроены эти животные? Не развито ли у их заместо зрения чувство локации?

Пантера поплелась прочь.

У Кливи чуток отлегло от сердца. Может быть, если не попадаться АВАНТЮРНАЯ ФАНТАСТИКА 20 ВЕКА ей на пути, пантера... Чуть он дошел в собственных идей до слова "пантера", как животное оборотилось в его сторону.

Что все-таки я сделал? — спрашивал себя Кливи, глубже зарываясь в травку. Она не может меня учуять, узреть либо услышать. Я только решил ей не попадаться...

Подняв рожу наверх, пантера мерным АВАНТЮРНАЯ ФАНТАСТИКА 20 ВЕКА шагом затрусила к нему.

Вот оно что! Животное, лишенное глаз и ушей может найти присутствие Кливи только одним методом.

Методом телепатическим!

Чтоб проверить свою теорию, Кливи на уровне мыслей произнес слово "пантера", отождествляя его с приближающимся зверьком. Пантера гневно взревела и приметно уменьшила разделяющее их расстояние. В какую-то жалкую АВАНТЮРНАЯ ФАНТАСТИКА 20 ВЕКА долю секунды Кливи понял почти все. Волк преследовал белку с помощью телепатии. Белка застыла — может быть, отключила собственный крошечный мозг... Волк сбился со следа и не находил его, пока белке удавалось тормозить деятельность мозга. Если так, то почему волк не напал на Кливи, когда тот лежал без АВАНТЮРНАЯ ФАНТАСТИКА 20 ВЕКА сознания? Может быть, Кливи не стал мыслить — по последней мере не стал мыслить на той длине волн, которую улавливал волк? Но не исключено, что дело обстоит еще труднее.

На данный момент основная задачка — это пантера.

Зверек опять взвыл. Он находился всего только в 30 футах от Кливи, и расстояние стремительно уменьшалось АВАНТЮРНАЯ ФАНТАСТИКА 20 ВЕКА, Главное — не мыслить, решил Кливи, не мыслить о... мыслить о чем-нибудь другом. Тогда, может быть, пан... ну, может быть, она растеряет след. Он принялся перебирать в уме всех женщин, которых когда-либо знал, старательно припоминая мелкие подробности.

Пантера тормознула и в колебании заскребла лапами по земле.

Кливи АВАНТЮРНАЯ ФАНТАСТИКА 20 ВЕКА продолжал мыслить: о девицах, о космолетах, о планетках и снова о девицах, и о космолетах и обо всем, не считая пантеры.

Пантера придвинулась еще на 5 футов.

Черт возьми, пошевелил мозгами он, как можно не мыслить о кое-чем? Ты лихорадочно думаешь о камнях, горах людях, пейзажах и вещах, а твой АВАНТЮРНАЯ ФАНТАСТИКА 20 ВЕКА разум постоянно ворачивается к..., но ты отмахиваешься от нее и сосредоточиваешься на собственной покойной бабке (святая дама!), древнем пьянчуге отце, синяках на правой ноге. (Сосчитай их. Восемь. Сосчитай снова. Как и раньше восемь). А сейчас ты поднимаешь глаза, небережно, видя, но не признавая п... Вроде бы там ни АВАНТЮРНАЯ ФАНТАСТИКА 20 ВЕКА было, она все таки приближается.

Пробовать о кое-чем не мыслить — все равно что пробовать приостановить лавину нагими руками. Кливи сообразил, что человечий мозг не так просто поддается бесцеремонному сознательному торможению.

Для этого необходимы время и практика.

Ему осталось около пятнадцати футов на то, чтоб научиться не мыслить о п АВАНТЮРНАЯ ФАНТАСТИКА 20 ВЕКА...

Ну что ж, можно ведь мыслить о карточных играх о вечеринках, о собаках кошках, лошадях, овцах, волках (убирайтесь прочь!), о синяках, броненосцах, пещерах, логовах, берлогах, детенышах (берегись!), п... панегириках, и эмпириках, и мазуриках, и клириках, и лириках, и трагиках (приблизительно 8 футов), обедах, филе-миньонах, фиалках, финиках, филинах АВАНТЮРНАЯ ФАНТАСТИКА 20 ВЕКА, поросятах, палках, пальто и п-п-п-п... Сейчас пантера находилась в каких-нибудь 5 футах от него и готовилась к прыжку. Кливи был больше не в состоянии изгонять запрещенную идея. Но вдруг в порыве вдохновения он поразмыслил: "Пантера-самка! "

Пантера, все еще напрягшаяся для прыжка, с колебанием повела рожой.

Кливи сосредоточился АВАНТЮРНАЯ ФАНТАСТИКА 20 ВЕКА на идее пантеры-самки. Он и есть пантера-самка, и чего, фактически, желает достигнуть этот самец, пугая ее? Он помыслил о собственных (тьфу, черт, самкиных!) детенышах, о теплом логове, о красотах охоты на белок...

Пантера медлительно подошла впритирку и потерлась о Кливи. Он с отчаянием задумывался о том, какая АВАНТЮРНАЯ ФАНТАСТИКА 20 ВЕКА красивая стоит погода и какой мировой юноша эта пантера — таковой большой, сильный, с такими большими зубами.

Самец замурлыкал!

Кливи улегся, опутал вокруг пантеры воображаемый хвост и решил, что нужно подремать. Пантера стояла около него в нерешительности. Казалось, ощущала, что дело неблагополучно. Позже испустила глубочайший горловой рык, оборотилась и ускакала прочь АВАНТЮРНАЯ ФАНТАСТИКА 20 ВЕКА.

Только-только солнце село, и все вокруг залила синева. Кливи нашел, что его сотрясает неудержимая дрожь и он вот-вот разразится истерическим смехом. Задержись пантера еще на секунду...

Он с усилием взял себя в руки. Пора серьезно поразмыслить.

Возможно, каждому животному свойствен соответствующий запах мысли. Белка испускает один АВАНТЮРНАЯ ФАНТАСТИКА 20 ВЕКА запах, волк — другой, человек — 3-ий. Весь вопрос в том, только ли тогда можно выследить Кливи, когда он задумывается о каком-либо животном? Либо его мысли, подобно запаху, можно засечь, даже если он ни о чем особом не задумывается?

Пантера, видно, учуяла его только в тот миг, когда АВАНТЮРНАЯ ФАНТАСТИКА 20 ВЕКА он задумывался конкретно о ней. Но это можно разъяснить новизной: чуждый запах мыслей мог сбить пантеру с толку в тот раз.

Что ж, подождем — увидим. Пантера, наверняка, не тупица. Просто такую шуточку с нею сыграли в первый раз.

Всякая шуточка удается... в один прекрасный момент.

Кливи лег навзничь и воззрился на АВАНТЮРНАЯ ФАНТАСТИКА 20 ВЕКА небо. Он очень утомился, чтоб двигаться, ну и тело, покрытое кровоподтеками, ныло. Что предстоит ему ночкой? Выходят ли животные на охоту? Либо на ночь устанавливается некоторое перемирие? Ему было наплевать.

К черту белок, волков, пантер, львов, тигров и северных оленей!

Он заснул.

С утра он опешил, что еще живой. Пока АВАНТЮРНАЯ ФАНТАСТИКА 20 ВЕКА все идет отлично. В конце концов, день может выдаться не дурной. В радужном настроении Кливи направился к собственному кораблю.

От почтолета-243 осталась только груда искореженного металла на оплавленной почве. Кливи отыскал железный стержень, прикинул его на руке и заткнул за пояс, чуток ниже почтовой сумки. Не ахти какое орудие АВАНТЮРНАЯ ФАНТАСТИКА 20 ВЕКА, но все-же присваивает уверенность.

Корабль умер невозвратно. Кливи стал бродить по окрестностям в поисках пищи. Вокруг рос плодоносный кустарник. Кливи осторожно надкусил неизвестный плод и счел, что он терпкий, но смачный. Он до отвала наелся ягод и запил их водой из ручейка, что журчал недалеко АВАНТЮРНАЯ ФАНТАСТИКА 20 ВЕКА в ложбинке.

Пока он не лицезрел никаких животных. Как знать, на данный момент они, чего хорошего, окружают его кольцом.

Он постарался отвлечься от этой мысли и занялся поисками убежища. Самое верное дело — затаиться, пока не придут спасатели. Он плутал по отлогим буграм, напрасно пытаясь отыскать гору, дерево либо пещерку. Миролюбивый ландшафт АВАНТЮРНАЯ ФАНТАСТИКА 20 ВЕКА мог предложить разве что кустики высотою в 6 футов.

К середине денька он выбился из сил, пал духом и только тревожно всматривался в небо. Отчего нет спасателей? По его расчетам, быстроходное спасательное судно должно прибыть за день, от силы за двое.

Если Почтмейстер верно указал планетку.

В небе что АВАНТЮРНАЯ ФАНТАСТИКА 20 ВЕКА-то мелькнуло. Он посмотрел ввысь, и сердечко его бешено заколотилось. Ну и картина!

Над ним, без труда балансируя циклопическими крыльями, медлительно проплыла птица. Один раз она нырнула, как будто провалилась в яму, но здесь же уверенно продолжила полет. Птица поразительно смахивала на стервятника.

Кливи побрел далее. Еще через АВАНТЮРНАЯ ФАНТАСТИКА 20 ВЕКА мгновение он очутился лицом к лицу с 4-мя слепыми волками.

Сейчас по последней мере с одним вопросом покончено. Кливи можно выследить по соответствующему запаху его мыслей. Разумеется, животные этой планетки сделали вывод, как будто вторженец не так чужероден, чтоб его нельзя было съесть.

Волки осторожно подкрадывались. Кливи испробовал прием, к которому АВАНТЮРНАЯ ФАНТАСТИКА 20 ВЕКА прибег намедни. Вытащив из-за пояса железный стержень, он принялся воображать себя волчицей, которая отыскивает собственных волчат. Не поможет ли один из вас, джентльмены, отыскать их? Еще минутку вспять они были здесь. Один зеленоватый, другой пятнистый, 3-ий...

Может быть, эти волки не мечут пятнистых детенышей. Какой-то из АВАНТЮРНАЯ ФАНТАСТИКА 20 ВЕКА них прыгнул на Кливи. Кливиогрел его стержнем, и волк, шатаясь, отступил.

Все четыре сомкнулись плечом к плечу и возобновили атаку.

Кливи безвыходно попробовал мыслить так, как если б его вообщем не было на свете. Никчемно. Волки упрямо надвигались. Кливи вспомнил о пантере. Он представил себя пантерой. Рослой пантерой, которая АВАНТЮРНАЯ ФАНТАСТИКА 20 ВЕКА с наслаждением полакомится волком.

Это их приостановило. Волки тревожно замахали хвостам, но позиций не сдали.

Кливи зарычал, забил лапами по земле и подался вперед. Волки попятились, но какой-то из них проскользнул ему в тыл.

Кливи подвинулся вбок, стараясь не попадать в окружение. Похоже было, что волки не слишком-то поверили АВАНТЮРНАЯ ФАНТАСТИКА 20 ВЕКА спектаклю. Может быть, Кливи бесталантно изобразил пантеру. Волки больше не отступали. Кливи люто зарычал и замахнулся импровизированной дубинкой. Один волк стремглав пустился наутек, но тот, что прорвался в тыл, прыгнул на Кливи и сбил его с ног.

Барахтаясь под волками, Кливи испытал новый прилив вдохновения. Он АВАНТЮРНАЯ ФАНТАСТИКА 20 ВЕКА представил себя змеей — очень резвой, со смертоносным жалом и ядовитыми зубами.

Волки тотчас же отпрыгнули. Кливи зашипел и изогнул свою бескостную шейку. Волки гневно ощерились, по не выказали никакого желания наступать.

И здесь Кливи допустил ошибку. Рассудок его знал, что нужно держаться стойко и проявлять побольше наглости. Но тело поступило по другому АВАНТЮРНАЯ ФАНТАСТИКА 20 ВЕКА. Кроме собственной воли он оборотился и помчался прочь.

Волки рванулись вдогонку, и, бросив взор наверх, Кливи увидел, что в предвкушении поживы слетаются стервятники. Он взял себя в руки и попробовал опять перевоплотиться в змею, но волки не отставали.

Вьющиеся над головой стервятники подали Кливи идею. Астронавт, он отлично АВАНТЮРНАЯ ФАНТАСТИКА 20 ВЕКА знал, как смотрится планетка сверху. Кливи решил перевоплотиться в птичку. Он представил для себя, как парит в вышине, просто балансируя посреди воздушных течений, и глядит вниз на ковром расстилающуюся землю.

Волки пришли в замешательство. Они закружились на месте, стали беспомощно подпрыгивать в воздух. Кливи продолжал парить над планеткой, взмывая АВАНТЮРНАЯ ФАНТАСТИКА 20 ВЕКА все выше и выше, и в то же время медлительно пятился вспять.

В конце концов он растерял волков из виду, и наступил вечер. Кливи был измучен. Он прожил очередной денек. Но, по-видимому, все гамбиты удаются только единожды. Что он будет делать завтра, если не придет спасательное судно АВАНТЮРНАЯ ФАНТАСТИКА 20 ВЕКА?

Когда стемнело, он длительно еще не мог уснуть и все смотрел в небо. Но там показывались только звезды, а рядом слышалось только редчайшее рычание волка да рев пантеры, мечтающей о завтраке.

...Утро пришло очень стремительно. Кливи пробудился усталый, сон не освежил его. Не вставая, Кливи ожидал.

Где же спасатели? Времени АВАНТЮРНАЯ ФАНТАСТИКА 20 ВЕКА у их было предостаточно, решил Кливи. Почему их еще как бы нет? Если будут очень длительно мешкать, пантера...

Не нужно было так мыслить. В ответ справа послышался животный рык.

Кливи встал и отошел подальше. Уж лучше иметь дело с волками...

Об этом тоже не стоило мыслить, потому что АВАНТЮРНАЯ ФАНТАСТИКА 20 ВЕКА сейчас к реву пантеры присоединилось рычание волчьей своры.

Всех хищников Кливи увидел сходу. Справа из подлеска грациозно выступила зеленовато-желтая пантера. Слева он явственно различил силуэты нескольких волков. Некий миг он возлагал надежды, что животные передерутся. Если б волки напали на пантеру, Кливи удалось бы ускользнуть...

Но животных АВАНТЮРНАЯ ФАНТАСТИКА 20 ВЕКА заинтересовывал только вторженец. К чему им драться меж собой, сообразил Кливи, когда налицо он сам, во всеуслышание транслирующий свои ужасы и свою слабость?

Пантера двинулась вперед. Волки оставались на уважительном расстоянии, по-видимому, намереваясь удовольствоваться остатками трапезы. Кливи снова было попробовал взлететь по-птичьи, попантера после минутного колебания продолжила собственный АВАНТЮРНАЯ ФАНТАСТИКА 20 ВЕКА путь.

Кливи попятился к волкам, жалея, что некуда влезть. Эх, окажись здесь гора либо хотя бы солидное дерево...

Но ведь рядом кустики! С изобретательностью, порожденной отчаянием, Кливи стал шестифутовым кустиком. Вообще-то он понятия не имел, как мыслит кустик, но старался изо всех сил.

Сейчас он цвел. А один АВАНТЮРНАЯ ФАНТАСТИКА 20 ВЕКА из корней у него немного расшатался. После недавнешней бури. Но все таки, если учитывать происшествия, он был никак не нехорошим кустиком.

Краем ветвей он увидел, что волки тормознули. Пантера стала метаться вокруг него, пронзительно фыркнула и склонила голову набок.

Ну право же, пошевелил мозгами Кливи, кому придет в АВАНТЮРНАЯ ФАНТАСТИКА 20 ВЕКА голову откусить ветку кустика? Ты, может быть, приняла меня за что-то другое, но по сути я всего-навсего кустик. Не хочешь ведь набить для себя рот листьями? И ты можешь сломать зуб о мои ветки. Слыханное ли дело, чтоб пантера поедала кустики? А ведь я и есть кустик. Спроси у моей АВАНТЮРНАЯ ФАНТАСТИКА 20 ВЕКА мамы. Она тоже кустик. Все мы кустики, издавна, с каменноугольного периода.

Пантера очевидно не собиралась перебегать в атаку. Но не собиралась и удалиться. Кливи не был уверен, что длительно протянет. О чем он сейчас должен мыслить? О красотах весны? О гнезде малиновок в собственных волосах?

На плечо к АВАНТЮРНАЯ ФАНТАСТИКА 20 ВЕКА нему опустилась какая-то птичка.

Ну не мило ли, пошевелил мозгами Кливи. Она тоже задумывается, что я кустик. Хочет свить гнездо в моих ветвях. Совсем прелестно. Все остальные кустики лопнут от зависти.

Птичка легонько клюнула Кливи в шейку.

Полегче, помыслил Кливи. Не нужно рубить сук, на котором АВАНТЮРНАЯ ФАНТАСТИКА 20 ВЕКА сидишь...

Птичка клюнула снова, примериваясь. Потом крепко стала на перепончатые лапки и принялась долбить шейку Кливи со скоростью пневматического молотка.

Окаянный дятел, поразмыслил Кливи, стараясь не выходить из вида. Он отметил что пантера в один момент успокоилась. Но когда птичка долбанула его шейку пятнадцатый раз, Кливи не выдержал: он сгреб АВАНТЮРНАЯ ФАНТАСТИКА 20 ВЕКА птичку и кинул ею в пантеру.

Пантера щелкнула зубами, но запоздала. Оскорбленная птичка произвела разведочный полет вокруг головы Кливи и упорхнула к более размеренным кустикам.

Одномоментно Кливи опять перевоплотился в кустик, но игра была проиграна. Пантера замахнулась на него лапой. Он пробовал бежать, спотыкнулся о волка и свалился АВАНТЮРНАЯ ФАНТАСТИКА 20 ВЕКА. Пантера зарычала над его ухом, и Кливи сообразил, что он уже труп.

Пантера оробела.

Здесь Кливи перевоплотился в труп до кончиков жарких пальцев. Он лежал мертвым много дней, много недель. Кровь его издавна вытекла. Плоть протухла. К нему не притронется ни одно адекватномыслящее животное, вроде бы голодно оно ни АВАНТЮРНАЯ ФАНТАСТИКА 20 ВЕКА было.

Казалось, пантера с ним согласна. Она попятилась. Волки испустили голодный вой, но тоже отступили.

Кливи прирастил давность собственного тления еще на некоторое количество дней и сосредоточился на том, как страшно он неудобоварим, как безвыходно неаппетитен. И в глубине души — он был в этом убежден — от всей души не АВАНТЮРНАЯ ФАНТАСТИКА 20 ВЕКА веровал, что годится кому бы то ни было на закуску. Пантера продолжала пятиться, а за нею и волки. Кливи был спасен! Если нужно, он может сейчас оставался трупом до конца дней собственных.

И вдруг до него донесся подлинный запах гниющей плоти. Оглядевшись по сторонам, он увидел, что рядом опустилась великанская птица!

На АВАНТЮРНАЯ ФАНТАСТИКА 20 ВЕКА Земле ее окрестили бы стервятником.

Кливи чуть не расплакался. Неужто ему ничто не поможет? Стервятник подошел к нему вперевалочку. Кливи вскочил и стукнул его ногой. Если ему и предначертано быть съеденным, то уж, во всяком случае, не стервятником.

Пантера с быстротой молнии явилась вновь, и на ее глуповатой АВАНТЮРНАЯ ФАНТАСТИКА 20 ВЕКА лохматой роже, казалось, были написаны ярость и смятение.

Кливи замахнулся железным стержнем, жалея, что нет вблизи дерева — забраться, пистолета — выстрелить либо хоть факела —отпугнуть....

Факел!

Кливи тотчас сообразил, что выход найден. Он полыхнул пантере огнем в рожу, и та отползла с жалобным визгом. Кливи поспешно стал распространяться АВАНТЮРНАЯ ФАНТАСТИКА 20 ВЕКА во все стороны, охватывая кустики, пожирая сухую травку.

Пантера стрелой умчалась прочь совместно с волками.

Пришел его черед! Как он мог запамятовать, что всем животным присущ глубочайший подсознательный ужас перед огнем! Право же, Кливи будет самым большущим пожаром, какой когда-либо неистовствовал в этих местах.

Поднялся легкий ветерок и разнес АВАНТЮРНАЯ ФАНТАСТИКА 20 ВЕКА его огнь по холмистой земле. Из-за кустов выскочили белки и дружно помчались прочь. В воздух взмыли своры птиц, а пантеры, волки и остальные хищники бежали плечо о плечо, забыв и помышлять о добыче, стремясь только уберечься от пожара — от него, Кливи!

Кливи смутно сознавал, что с этого АВАНТЮРНАЯ ФАНТАСТИКА 20 ВЕКА момента стал реальным телепатом. С закрытыми очами он лицезрел все, что происходит вокруг, и все чувствовал практически на физическом уровне. Он наступал гудящим пламенем, сметая все на собственном пути. И ощущал ужас тех, кто поспешно спасался бегством.

Так и должно быть. Разве благодаря сообразительности и умению приспособиться человек не был всегда и АВАНТЮРНАЯ ФАНТАСТИКА 20 ВЕКА всюду царем природы? То же самое и тут. Кливи торжествующе перепрыгнул через узкий ручеек в 3-х милях от старта, воспламенил группу кустов, запылал, выкинул струю пламени...

Здесь он ощутил первую каплю воды.

Он все горел, но одна капля перевоплотился в 5, позже в пятнадцать, позже в 500. Он АВАНТЮРНАЯ ФАНТАСТИКА 20 ВЕКА был прибит водой, а его еда — травка и кустики — скоро промокли насквозь. Он начинал гаснуть.

Это просто нечестно, пошевелил мозгами Кливи. По всем правилам он был должен выиграть. Он отдал планетке бой на ее критериях и вышел победителем... только для того, чтоб слепая стихия все загубила.

Животные осторожно ворачивались.

Дождик хлынул АВАНТЮРНАЯ ФАНТАСТИКА 20 ВЕКА как из ведра. У Кливи погас последний язычок пламени. Бедолага вздохнул и лишился эмоций...

— ...Катастрофически успешная работа. Ты сберегал почту до последнего, а это признак неплохого почтальона. Может, получится выхлопотать для тебя медаль.

Кливи открыл глаза. Над ним, сияя горделивой ухмылкой, стоял Почтмейстер. Кливи лежал на кровати и лицезрел над АВАНТЮРНАЯ ФАНТАСТИКА 20 ВЕКА собой вогнутые железные стенки звездолета.

Он находился на спасательном судне.

— Что случилось? — прохрипел он.

— Мы подоспели как раз впору, — ответил Почтмейстер. — Для тебя пока лучше не двигаться. Еще незначительно — и было бы поздно.

Кливи ощутил, как корабль отрывается от земли и сообразил, что покидает планетку З-М-22. Шатаясь, он АВАНТЮРНАЯ ФАНТАСТИКА 20 ВЕКА подошел к смотровому окну и стал вглядываться в проплывающую понизу зеленоватую поверхность.

— Ты был на волосок от смерти, — произнес Почтмейстер, становясь рядом с Кливи и смотря вниз. — Нам удалось включить увлажняющую систему как раз впору. Ты стоял в центре самого лютого степного пожара из всех что АВАНТЮРНАЯ ФАНТАСТИКА 20 ВЕКА мне приходилось созидать.

Смотря вниз на идеальный зеленоватый ковер, Почтмейстер, видно, усомнился. Он поглядел снова в окно, и выражение его лица напомнило Кливи обманутую пантеру.

— Постой... Как вышло, что на для тебя нет ожогов?

Вопросы и задания

1. Чем отличается “чужой” мир неведомой планетки от Земли? Какие из этих различий можно именовать АВАНТЮРНАЯ ФАНТАСТИКА 20 ВЕКА второстепенными? Без каких различий сюжет не мог бы развиваться?

2. Начальная ситуация новеллы - крушение. Чем она похожа на подобные ситуации в географическом романе и чем от их отличается? Если вы придете к выводу, что в итоге аварии герой остается без всяких технических средств, то попытайтесь представить, для чего это изготовлено. Может быть АВАНТЮРНАЯ ФАНТАСТИКА 20 ВЕКА, вам покажется, что ситуация припоминает положение героя на необитаемом полуострове. В чем же ее особенности по сопоставлению с историей Робинзона?

3. Зачем так осложнена “робинзоновская” ситуация (т.е. ограничены технические способности героя противостоять окружающему миру)? Что значит для героя идея? Сознание - это минус либо плюс для человека на данной планетке АВАНТЮРНАЯ ФАНТАСТИКА 20 ВЕКА? Зачем введены такие моменты, когда герой дремлет либо теряет сознание?

4. Что оказалось самым действенным орудием для невооруженного человека? Для того, чтоб отыскать ответ на этот вопрос, принципиально учитывать, что весь ход событий раскрывается с 2-ух точек зрения - исходя из убеждений персонажа и исходя из убеждений снаружи. Во время спасения АВАНТЮРНАЯ ФАНТАСТИКА 20 ВЕКА героя одна и та же ситуация пожара, изображенная поначалу исходя из убеждений персонажа, изображается снова по другому, снаружи. Зачем это изготовлено?

5. Как вы думаете, герой, воображая себя каким-либо существом либо растением, преобразуется в него? Почему последняя “метаморфоза” сопровождается последующей деталью: герой делает пожар с закрытыми очами? Не служит АВАНТЮРНАЯ ФАНТАСТИКА 20 ВЕКА ли это методом преодолеть те препятствия, которые не устранялись прежними метаморфозами? (Направьте внимание на особенности, отличающие местных животных от земных).

6. Как видно, в этом рассказе людская идея оказывается и минусом, и плюсом. Наличие сознания у человека делает его вероятной едой для хищников. Может быть, и по сути АВАНТЮРНАЯ ФАНТАСТИКА 20 ВЕКА в мысли есть недочет? Почему герой спасается, только вспомнив о факеле, об огне? Случаем ли то, что эта самая метаморфоза оказалась устойчивой?

Роберт Янг. Женщина — ОДУВАНЧИК

Печатается по тексту издания: Библиотека современной фантастики. — М: Юная гвардия, 1967. — Т. 10. Перевод Ю. Гершевич и Д. Жукова.

Лицезрев на холмике даму, Марк вспомнил стихотворение АВАНТЮРНАЯ ФАНТАСТИКА 20 ВЕКА Эдны Сент-Винсент Милле[1]. Оно пришло ему в голову, наверняка, поэтому, что женщина стояла на солнце и ветер трепал ее волосы — золотистые, как цветок одуванчика; а может быть, и поэтому, что старомодное белоснежное платьице опуталось вокруг ее стройных ног. Во всяком случае, Марк был уверен, что она противным образом АВАНТЮРНАЯ ФАНТАСТИКА 20 ВЕКА перенеслась из прошедшего в истинное. 1-ое воспоминание оказалось неверным: как позже выяснилось, она явилась не из прошедшего, а из грядущего.

Он вскарабкался на бугор и, тяжело дыша, тормознул сзади нее. Она еще не лицезрела его, и он задумывался, как заговорить с ней, не испугав. Пытаясь придумать чего-нибудть, он достал АВАНТЮРНАЯ ФАНТАСТИКА 20 ВЕКА трубку, набил ее и разжег, прикрывая от ветра ладонями. Подняв голову, он увидел, что женщина уже стоит к нему лицом и с любопытством рассматривает его.

Марк медлительно подошел к ней, остро чувствуя близость неба и наслаждаясь дующим в лицо ветром. Он помыслил, что ему следует чаще совершать прогулки АВАНТЮРНАЯ ФАНТАСТИКА 20 ВЕКА. До холмика он шел лесом, а сейчас лес, уже тронутый где-то пламенными красками озари, раскинулся далековато понизу, а за лесом показывалось малеханькое озеро со стандартным домиком на берегу и мостками для ловли рыбы. Когда супругу Марка внезапно вызвали в трибунал — она была присяжным заседателем, ему пришлось проводить оставшиеся две АВАНТЮРНАЯ ФАНТАСТИКА 20 ВЕКА недели летнего отпуска в одиночестве. Деньком он ловил рыбу с мостков, а холодными вечерами читал сидя у огромного камина в гостиной. Через два денька стабильное существование ему приелось; он отправился побродить по лесу, вышел к холмику, поднялся на него и увидел даму.

Подойдя ближе, он увидел, что глаза АВАНТЮРНАЯ ФАНТАСТИКА 20 ВЕКА у нее голубые-голубые, как небо, на фоне которого вырисовывался ее силуэт. Лицо у нее было молодое, нежное, прелестное. Он с трудом подавил желание протянуть руку и погладить даму по щеке, обласканной ветром; он ощутил, как дрожат кончики пальцев.

Да ведь мне 40 четыре, а ей чуть ли больше АВАНТЮРНАЯ ФАНТАСТИКА 20 ВЕКА 20, пошевелил мозгами он. О господи, что на меня отыскало!

— Любуетесь видом? — спросил он звучно.

— О да,— произнесла она, оборотилась и экзальтированно всплеснула руками.— Это просто волшебно!

Марк поглядел в ту же сторону.

— Да, — произнес он. — Да.

Понизу, у подножия холмика, опять начинался лес. Теплые сентябрьские краски его захлестнули всю АВАНТЮРНАЯ ФАНТАСТИКА 20 ВЕКА равнину, стиснули деревушку, видневшуюся невдали, и сошли на нет у самой границы городских предместий. А вдалеке таял в дымке зубчатый силуэт Коув-сити, схожий на расползшийся средневековый замок. В дымке он казался каким-то совершенно невещественным, сказочным.

— Вы тоже из городка? — спросил он.

— Пожалуй, — ответила она и улыбнулась. — Я из АВАНТЮРНАЯ ФАНТАСТИКА 20 ВЕКА того Коув-сити, который старше этого на двести 40 лет.

По ухмылке девицы он сообразил, что она и не уповает уверить его, но что в глубине души ей было бы приятно, если б он притворился, как будто верует ее словам. Он тоже улыбнулся.

— Другими словами из городка две тыщи двухсотен АВАНТЮРНАЯ ФАНТАСТИКА 20 ВЕКА первого года нашей эпохи? — произнес он.— Должно быть, город к тому времени несусветно вырос.

— Да, вырос,— произнесла она. — Сейчас — это часть огромного городка, который доходит ранее самого места. — Она показана на опушку леса у подножия холмика. — Две тыщи сороковая улица проходит прямо через ту кленовую рощицу, — продолжала женщина АВАНТЮРНАЯ ФАНТАСТИКА 20 ВЕКА. — Видите вон те белоснежные акации?

— Да,— произнес он, — вижу.

— Там сейчас новенькая площадь. И на ней таковой большой магазин самообслуживания, что его за полдня еле обойдешь. Там можно приобрести все — от аспирина до аэрокаров. А рядом с магазином, там, где у вас бамбуковая роща, большой магазин готового платьица, в каком продаются АВАНТЮРНАЯ ФАНТАСТИКА 20 ВЕКА новые творения ведущих дизайнеров. Платьице, которое на мне, я купила сейчас днем. Оно простое и прекрасное, правда?

Прекрасное... На нее что ни надень, все будет прекрасно. Но Марк все-же посмотрел на платьице. Оно было сшито из незнакомого материала, очевидно синтезированного из морской пены и снега. На АВАНТЮРНАЯ ФАНТАСТИКА 20 ВЕКА какие только чудеса не способны фабриканты синтетических тканей... и каких только небылиц не выдумывают молодые девицы!

— Наверное, вы прибыли сюда на машине времени,— произнес Марк.

— Да, папа изобрел такую машину.

Марк внимательно поглядел на нее. Он никогда не лицезрел такового самообладания — хоть бы чуточку побагровела.

— И нередко вы бываете тут АВАНТЮРНАЯ ФАНТАСТИКА 20 ВЕКА?

— Да. Это мои возлюбленные координаты во времени и пространстве. Иногда я стою тут часами, смотрю и насмотреться не могу. Позавчера я увидела зайчика, вчера — оленя, а сейчас — вас.

— Но как это так — вчера,— спросил .Марк, — если вы каждый раз возвращаетесь в то же самое время ?

— А, я понимаю, что АВАНТЮРНАЯ ФАНТАСТИКА 20 ВЕКА вы желаете сказать. Дело в том, что течение времени действует на машину, как и на все другое, и чтоб возвратиться в те же самые координаты, необходимо переводить машину вспять каждые 20 четыре часа. Но я этого никогда не делаю, так как мне больше нравится ворачиваться в различные деньки.

— Ваш папа АВАНТЮРНАЯ ФАНТАСТИКА 20 ВЕКА когда-нибудь бывал тут с вами?

Высоко над головой лениво проплывал гусиный клин, и женщина некое время следила за ним.

— Папа болен,—произнесла она в конце концов. — А ему бы так хотелось побывать тут... Но я рассказываю ему обо всем, что вижу, — поспешно добавила она, — а это практически АВАНТЮРНАЯ ФАНТАСТИКА 20 ВЕКА то же самое. Как будто он сам бывает здесь.

— Правда ?

Во взоре ее сквозило такое желание услышать доказательство, что это тронуло его до глубины души.

— Очевидно, — произнес он, а позже добавил: — Как замечательно, должно быть, иметь машину времени.

Она кивнула с суровым видом.

— Щедрый дар людям, которые обожают природу. В АВАНТЮРНАЯ ФАНТАСТИКА 20 ВЕКА 20 3-ем веке таких прекрасных лугов осталось совершенно мало.

Он улыбнулся.

— Не так много их и в двадцатом веке. Я бы произнес, что этот уголок собственного рода уникум. Нужно чаще приходить сюда.

— Вы живете недалеко ? — спросила женщина.

— Я живу в домике милях в 3-х отсюда. Считается, что я в отпуске АВАНТЮРНАЯ ФАНТАСТИКА 20 ВЕКА, но выходит что-то не то. Супруга исполняет свои обязанности присяжного заседателя в суде и поэтому не могла поехать со мной. Откладывать отпуск было уже поздно, вот и приходится мне быть кое-чем вроде Торо[2] поневоле. Меня зовут Марк Рандольф.

— А я Джулия, — произнесла она. — Джулия Данверс.

Имя идет ей АВАНТЮРНАЯ ФАНТАСТИКА 20 ВЕКА. Идет так же, как и белоснежное платьице, голубое небо, бугор и сентябрьский ветер. Наверняка, она живет в малеханькой деревушке в лесу... Если ей охото выдавать себя за человека из грядущего, то это ее дело. Еще важнее чувства, испытанные им при первом взоре на нее, и нежность, которая обхватывает АВАНТЮРНАЯ ФАНТАСТИКА 20 ВЕКА его каждый раз, когда он глядит на ее хорошенькое лицо.

— Чем вы занимаетесь, Джулия ? — спросил он. — Либо вы еще обучайтесь в школе?

— Я учусь на секретаря, — произнесла Джулия. Выставив вперед ногу, она сделала роскошный пируэт и сложила руки на груди. — Стать секретарем — моя мечта, — продолжала она. — Ведь это АВАНТЮРНАЯ ФАНТАСТИКА 20 ВЕКА просто волшебно — работать в большенном принципиальном учреждении и записывать, что молвят принципиальные люди. Вы бы желали, чтоб я была вашим секретарем, мистер Рандольф?

— Очень бы желал, — ответил он. — Моя супруга была моим секретарем еще до войны. Вот тогда мы и повстречались.

И для чего я рассказываю ей об этом? — помыслил Марк.

— Она АВАНТЮРНАЯ ФАНТАСТИКА 20 ВЕКА была неплохим секретарем?

— Потрясающим. Мне было жалко терять такового работника. Но, утратив ее как секретаря, я заполучил супругу, так что навряд ли это можно именовать потерей.

— Да, нельзя. Ну, а сейчас мне пора ворачиваться, мистер Рандольф. Папа ожидает моих рассказов о том, что я лицезрела сейчас, ну и ужин АВАНТЮРНАЯ ФАНТАСТИКА 20 ВЕКА нужно готовить.

— Вы придете завтра?

— Наверняка, приду. Я бываю тут каждый денек. Доскорого свидания, мистер Рандольф.

— Доскорого свидания, Джулия, — произнес он.

Он смотрел, как женщина просто сбежала вниз по склону холмика и пропала в кленовой роще, где через двести 40 лет должна будет проходить две тыщи сороковая АВАНТЮРНАЯ ФАНТАСТИКА 20 ВЕКА улица. Он улыбнулся и помыслил, что же это все-таки за прелестный ребенок. Как, наверняка, отлично быть таким неиссякаемо пытливым и неунывающим. Марк в особенности высоко ценил эти свойства, так как сам был лишен их. В 20 лет он был суровым юношей и обучался в юридической школе; в 20 четыре у него АВАНТЮРНАЯ ФАНТАСТИКА 20 ВЕКА была своя практика, хотя и маленькая, но отнимавшая у него всегда... нет, не все. Когда он женился на Анне, в его жизни наступил недолгий период когда работа отступила на 2-ой план. А потом началась война и с нею очередной период (сейчас более долгий), когда рвение заработать побольше средств казалось занятием АВАНТЮРНАЯ ФАНТАСТИКА 20 ВЕКА неприемлимым и даже презренным, но после возвращения к штатской жизни все поменялось, тем паче что сейчас ему необходимо было содержать супругу и отпрыска. И с того времени он работал не покладая рук, кроме 4 недель каждогоднего отпуска, которым он позволял для себя воспользоваться только с недавнешних пор обычно две недели АВАНТЮРНАЯ ФАНТАСТИКА 20 ВЕКА он проводил с Анной и Джефом на каком-нибудь курорте, а когда у Джефа начи


avantyurnaya-fantastika-20-veka.html
avarii-na-avtomobilnom-transporte.html
avarii-na-kommunikacionnih-energeticheskih-setyah.html